Евгений Пинаев дважды вошел в четверку сильнейших — в супергиганте и комбинации

горные лыжи Новости

21-летний курсант БЮИ Евгений Пинаев на прошлой неделе вернулся с Шерегеша Кемеровской области, где проходил чемпионат России по горно-лыжному спорту. Там барнаулец дважды вошел в четверку сильнейших — в супергиганте и комбинации. Теперь член сборной России ненадолго отложил лыжи в сторону и вовсю готовится к наступлению сессии.

Евгений, как удается совмещать учебу в вузе с таким не самым популярным на Алтае видом спорта?

— Я учусь на заочном отделении, хочу получить юридическое образование. К сожалению, из-за сборов и соревнований много пропускаю. Сезон у горнолыжников длится с ноября по апрель — выступаем на международных соревнованиях, в основном на европейских трассах. Поэтому большую часть года провожу вне дома. Хорошо, что преподаватели с пониманием относятся к этому, разрешают сдавать «хвосты» позже.

Получается, что вы больше соревнуетесь за рубежом, чем в России?

— Для национальной сборной дешевле и гораздо удобнее тренироваться и набирать рейтинговые очки на европейских трассах где-нибудь в Австрии, Швейцарии, чем в России. К сожалению, у нас на данный момент единственным местом, где на большом склоне имеются подъемники и хорошие гостиницы для спортсменов, является Шерегеш. Есть еще гора Гладенькая в Хакасии, но там очень прохладный климат. И если в том же Шерегеше подъемник с кабинками, то на Гладенькой — обычная канатно-кресельная дорога. Бывает, при ветреной погоде и температуре минус 25 поднимаешься на вершину горы минут 20. Пока доберешься, всех вспомнишь, кто делал эту канатку!

Как в этом плане выглядит Белокуриха?

— Все, кто ездил в Белокуриху, отзываются о ней очень хорошо, потому что таких условий, чтобы жить на курорте и кататься на хорошей горе, больше нет нигде в России. Если еще саму гору Церковку оснежить, освоить до конца, то было бы вообще великолепно! Можно будет чемпионаты России проводить по всем дисциплинам. В Шерегеше тоже хорошие гостиницы, но цены там намного выше.

Не страшно выходить на трассу скоростного спуска?

— Волнение лучше перебороть до старта. Обычно за несколько минут до этого запоминаешь трассу, мысленно по ней скатываешься. Это помогает снять напряжение. А когда стартуешь, уже все — назад пути нет. Теперь тебе в любом случае нужно вниз спуститься и как можно лучше. Из всех соперников главный — это трасса. А когда покоришь ее, финишируешь, все преодолев, думаешь: «Уау! Сейчас бы еще проехать!»

Какие дисциплины нравятся и больше удаются?

— Мне все интересно. На скоростном спуске разгоняешься до 130 км в час, стараясь вписаться в сложные виражи, четко приземлиться после прыжков. Здесь спортсмен не имеет права на ошибку. Малейшая потеря концентрации — и ты в ауте. В слаломе попроще, поэтому его ходят больше, чем скоростной спуск. У некоторых, может быть, просто чувство самосохранения играет. Одно дело — упасть на трассе слалома, другое — при скоростном спуске, где летишь вдвое быстрее.

Случалось вылетать с трассы?

— Бывало. В этом году в Австрии на тренировке перед Кубком Европы. На трассе скоростного спуска на склоне меня просто сложило компрессией. Долбануло корпус об колени. Чуть-чуть не упал -лыжа уже пошла в сторону, но рукой успел зацепить снег и выровняться. В том месте, кстати, народу много попадало. В конце января на международных соревнованиях тоже в Австрии неудачно подлетел, в воздухе меня задуло, развернуло на бок. Хорошо, бугор небольшой был — пролетел метров пять, упал на плечо. Встал, дальше поехал.

Насколько опасны такие падения?

— На трассах скоростного спуска бывали и летальные случаи.

В 2000 г. французская гонщица на тренировке Кубка мира разбилась, получив серьезные повреждения, и умерла в больнице. Наша гонщица Варвара Лебедева в 1996 г. катилась со склона, а там под бугром стоял чей-то тренер, который допустил грубейшую ошибку — выехал на трассу во время тренировки. И она со всей скоростью в него въехала. Сломала обе ноги, ему что-то разбила. Не очень приятно от таких случаев.

Как оцениваешь прошедший сезон?

— В целом сезон сложился для меня не очень удачно. На самом первом старте в Норвегии вошел в четверку в супергиганте. А потом наступил какой-то спад. Мне кажется, просто на летних сборах перестарался — выкладывался по полной, а нужно было придержать коней, чтобы подойти на пике формы к самим стартам.

Почему российские горнолыжники пока не могут на равных соперничать с европейскими спортсменами?

— К сожалению, уровень наших горнолыжников, которые даже в сотню мирового рейтинга не входят, пока хромает. Сказываются недоработки, в том числе и со стороны тренеров. С ноября 2006 г. наняли австрийского — Бернда Цобеля. С его приходом намного улучшилось качество тренировок — делаем разборы, смотрим видео в замедленном повторе. Тренер подсказывает, что нужно исправить. Еще пробивает нам трассы в Европе, договаривается о проведении тренировок совместно с иностранцами. По его словам, работы еще предстоит много.

Оцените статью