Смеюсь, когда мне обещают «дать бани»

Смеюсь, когда мне обещают «дать бани» Новости

Его имя стало известно любителям профессионального бокса совсем недавно, но он уже успел снискать себе популярность. Его соперники с каждым разом все сильнее, но с ринга он всегда уходит победителем. Этот барнаулец уже стал чемпионом мира по версии WBL, но считает, что главные его награды еще впереди. Дмитрий Сухотский — гость.

«В нокдаун посылал с восьми лет»

Дмитрий, когда впервые надели боксерские перчатки?

— Лет в шесть, наверное. У меня отец — бывший боксер, поэтому дома всегда лежали две пары перчаток. Помню, как в детстве с друзьями устраивали бои. И я побеждал даже тех ребят, которые были старше меня на три года. Лет в восемь и в нокдаун уже пацанов посылал.

Каким было ваше детство?

— Детство как детство. Семья наша часто переезжала с места на место: Казахстан, Кемерово, Павловск, Краснодар. Потом я вернулся в Павловск. От этого и школы часто приходилось менять.

Был в вашей жизни момент, после которого резко повзрослели?

— (Пауза). Наверное, лет в 25 пришло осознание того, что я уже стал мужчиной. И уверенность появилась, и переживаний намного меньше стало. До этого я был слабее, прежде всего морально. Когда пять лет назад родилась дочь, было очень нелегко. Я ведь «поднимался» сам, без поддержки родителей, которые остались в Краснодарском крае. Приходилось и работать, и учиться.

Больше, чем сосед

Где сейчас ваш дом?

— Сейчас живу в Барнауле, снимаю квартиру. Но и в Павловск часто езжу, там у меня теща и друзья.

Соседи в курсе, что рядом с ними живет титулованный боксер?

— Есть уже знакомые… Здороваются, поздравляют.

Что будете делать, если сверху начнут громко шуметь и топать?

— Пускай шумят, это их дело…

Вас тяжело вывести из себя?

— Для этого надо сильно постараться. Когда соперник из Ганы, например, грозился мне «дать бани», я в ответ только посмеялся. Сам на публику не играю, это не мое. Не люблю оскорблять соперников или заводиться до поединка. Просто говорю: «Бой покажет».

Когда в последний раз испытывали настоящую злость?

— На чемпионате России в Самаре. Тогда арбитры прервали бой, объявив победу моего соперника за явным преимуществом. Хотя мы боксировали примерно на равных. Тогда я хотел наброситься на судей, был просто на грани: так мне это надоело! Кстати, это был мой последний бой в любительском боксе. Я понял, что нужно что-то менять, и ушел в профессионалы. Судейство здесь все-таки более объективное.

От кого пропустили самый неприятный удар?

— От Давида Гогия, наверное. У меня тогда рассечение было. С ним у меня был самый тяжелый бой. Дело в том, что на видеозаписи, которую мы с тренером просматривали, Гогия работал на дальней дистанции, в ближнем бою не мог ничего сделать. Мы начали отрабатывать бой в ближней дистанции, которая у меня не очень-то получается. А во время боя он стал «вязать» руки. И все, я в шоке был. По ходу поединка было очень тяжело перестроиться. Ужас. Тогда всего три очка выиграл, один раунд считай.

О трофеях

Какие-то необычные подарки у вас были?

— Как-то мне подарили самовар. Это, я считаю, необычный подарок. Последний бой я проводил за небольшой гонорар, а человек, который приехал из Ганы, за победу должен был получить автомобиль. Вот это я понимаю!

Пока у вас небольшой перерыв перед следующим боем и есть свободное время, на что его тратите?

— На рыбалку. Как появляется свободное время, сразу еду на Обь. Самый большой улов — карп весом 7,5 кг. В следующем году еще собираюсь поступить в один из алтайских вузов, хочу получить юридическое образование. До этого я все время отдавал боксу. Даже на учебу времени не было.

Оцените статью