Дворец зрелищ и спорта в Барнауле

Дворец спорта Статьи

Дворец зрелищ и спорта в Барнауле находится в собственности Алтайского краевого совета профсоюзов. В го роде это единственное поле с искусственным льдом и единственный в своем роде зал, вмещающий столь огромное количество людей, – в нём 3800 мест. Нынешний директор Дворца Сергей Тимофеевич Данилин трудится здесь с 1982 года, когда был приглашён сюда на должность главного инженера. Директором избран в 1992 году.

Дворец спорта в Барнауле

«Дворец спорта в Барнауле рос на моих глазах, – вспоминает Сергей Тимофеевич. – Десятилетние мальчишки, мы играли там на стройке, а когда Дворец был выстроен, ходили туда на ёлки. Прошли годы – и вот уже я сам непосредственно занимался организацией этих ёлок. Порядка 150 тысяч детей со всего края ежегодно посещало в новогодние праздники наш Дворец, и краевая ёлка становилась для многих одним из самых ярких событий года. Сложно было все это организовать (ведь всякий раз предстояло провести более 20 представлений), но оно того стоило и всегда принималось на ура. А с 2004 года массовые новогодние представления во Дворце были запрещены в связи с чередой террористических актов в нескольких городах России. Мне немного жаль тех детей, особенно с периферии, которым не довелось ни разу побывать на нашем новогоднем представлении. Да, край выделяет средства, на местах в клубах и школах детям выдают подарки. Но они остались без красочной красивой зимней сказки в столице края, в огромном ледовом дворце. А ведь до сих пор для многих детей из далеких притаежных сел побывать в Барнауле сравнимо с тем, как для нас – поехать в Москву».

Сегодня во Дворце регулярно проводятся домашние матчи хоккейной команды «Алтай» и тренировки воспитанников спортивной детско-юношеской школы олимпийского резерва по хоккею «Алтай». На сегодняшний день именно СДЮШОР является главным арендатором льда во Дворце спорта, ну а в редкие свободные от тренировок хоккеистов часы ледовое поле используется и для массового катания на коньках. Таким образом, главная арена Дворца спорта занята с 6 часов утра до 11 часов вечера.

Поскольку Дворец – ещё и объект для зрелищных мероприятий, здесь проводятся раз личные концерты и шоу-программы, а также спортивные состязания – например, по бок су, греко-римской борьбе, панкратиону, кикбоксингу.

В последние годы Дворец также приобрёл и статус делового центра нашего региона: именно здесь ЗАО «Алтайская ярмарка» проводит различные межрегиональные специализированные выставки, пользующиеся большой популярностью у жителей и гостей края.

Аккумулируя средства (в последнее время ежегодно не меньше миллиона рублей), в летний период руководство Дворца спорта старается проводить в здании ремонтные работы. Постепенно за три года (потому что по деньгам это было очень затратно) полностью отремонтировали крышу. В 2008 году обнови ли крыльцо, заменили сиденья в зрительном зале, построили шесть новых раздевалок. В двух раздевалках гримерках сделали отличный евроремонт и поставили там новую мебель, чтобы с комфортом принимать и размещать администрацию выставок ярмарок, судей спортивных соревнований, гастролирующих артистов, устроителей различных массовых мероприятий. Все го за год на ремонт и обновление было выделено порядка 1 млн. 600 тысяч рублей.

«Часто говорят, что лёд в Барнауле, пожалуй, один из самых дорогих в Сибири… Но цена льда складывается из расходов на его содержание: это зарплата сотрудников, коммунальные услуги, ремонт, электроэнергия, вода, ГСМ, амортизация оборудования… Лишних денег мы не берем. Мы даже рентабельность делаем минимальную – всего 10 процентов. Повышение арендной платы за пользование льдом неизбежно: расценки нужно повышать хотя бы на вели чину годовой инфляции, – поясняет С.Т. Данилин. – У «Алтая» сейчас все хорошо с финансированием. Дворец спорта с них живет. С другой стороны, не было бы хоккея – было бы что-то другое. Дворец никоим образом бы не простаивал и не опустил руки. Прецедентов в стране не мало: есть ледовые дворцы спорта без льда, есть со льдом, есть хоккейные клубы бюджетного финансирования, есть та кие, которые финансируются из средств крупных промышленных предприятий. И «Алтай» ведь не просто так нам деньги несет. Мы оказываем определенную услугу, несем затраты. Понимая, что программа развития хоккея в крае занимает одной из приоритетных мест, мы стараемся, что бы СДЮШОР было удобно в стенах Дворца. Выделяем для них площади, сделали несколько дополнительных раздевалок, что бы дети разных годов рождения имели отдельные помещения, где можно переодеваться и хранить экипировку, благоустроили раздевалки для тренеров. То есть даже те деньги, что «Алтай» платит нам за аренду, фактически уходят на них же».

В 1982 году, когда Данилин пришел сюда работать, во Дворце было четыре раздевалки. Сей час их 17. Под некоторые пришлось отвести часть площади фойе, уменьшив территорию расположенной здесь вещевой ярмарки примерно на 100 кв. м. «Сегодня, во времена рыночных отношений, когда каждый собственник хочет, чтобы каждый квадратный метр площади не просто использовался, но и приносил доход, крайсовпроф всетаки понимает ситуацию и не препятствует этому. А ведь прекрасно понимаем, сколько стоит метр аренды площади в центре города и сколько дохода мог бы получить крайсовпроф как собственник дополнительно, сдавая эти 100 квадратов, а не строя тут четыре новые раздевалки для детей», – комментирует этот факт директор Дворца. – Я не в большом восторге от существования ярмарки в стенах Дворца. Но она приносит доход и она востребована. На ярмарке сейчас около 100 человек. Людям важно то, что арендная плата для них здесь приемлемая по сравнению с той, какую запрашивают в крупных торговых центрах. Здесь торговать лучше, чем на уличном база ре под открытым небом, в жару или мороз. Удобнее это и покупателям.

Арендная стоимость рассчитывается так, чтобы покрыть все расходы. Это и зарплата специалистов, которых нужно удержать здесь, выплачивая достойное воз награждение за их труд. Нужно понимать, что профсоюзы защищают интересы работающих, а защищать интересы детей и решать вопросы массового спорта должны совсем другие организации, получающие на это деньги налогоплательщиков, – государственные организации. А я как директор лишь управляю профсоюзной собственностью, слежу за ней и стараюсь получить какието дополнительные доходы на её содержание и ремонт».

Кстати, если различных тематических многодневных выставок-ярмарок во Дворце становится больше, то концертов, наоборот, всё меньше. Если раньше заезжие эстрадные звезды в основном выступали именно здесь, и каждый артист давал не по одному, а по нескольку концертов, потому что было огромное число желающих увидеть его и послушать вживую, то сегодня зритель стал иным. Ему нужно больше камерности, комфорта, он хочет быть ближе к сцене, да и обилие концертов и шоу-программ на экранах телевизоров тоже дает о себе знать. В Барнауле за последние годы появилось несколько концертных залов большей комфортности и меньшей вместимости, нежели наш Дворец. Всё чаще концерты про водятся в КРК «Мир», «Колизее», в театрах, где в зале от шестисот до тысячи мест, – рассказывает Данилин. – Цены на билеты, устанавливают артисты или их импресарио, мы на них никоим образом не влияем.

В штате Дворца порядка 90 человек. «Я не сторонник рота ции кадров. Есть люди, проработавшие тут по многу лет и досконально знающие особенности всего здания и отдельных его помещений, свой конкретный участок и то, как он связан со всей системой оборудования. Обучать новых людей всегда сложно. Конечно, как и везде, ктото уходит, на их место приходят но вые люди, но есть у нас и такие, кто тут проработал по 1820 лет. Самая главная специальность – это мастера холодильного оборудования. От них зависит под держание нужной температуры для того, чтобы было в порядке состояние льда на поле, они следят за работой компрессоров и прочих машин, за целостностью разводки труб охлаждения, – говорит С.Т. Данилин. – На этих восьми специалистах, можно сказать, все и держится. А мы вокруг них уже! Электрики, которые следят за состоянием электропроводки, за осветительным и радиооборудованием. Сантехники, которые наблюдают за состоянием санитарнотехнических коммуникаций, тех же общественных туалетов. Рабочие службы арены, которые готовят лед уже наверху – заливают его, полируют, чистят. Хозяйственная и техническая службы… Контролеры… Ну и администрация: директор, его заместитель, главный инженер и главный бухгалтер. Раздувать штаты смысла нет. Сократил недавно двух администраторов, потому что нет в них необходимости”.

Проблема всех ледовых Дворцов спорта – неизбежное отсыревание потолков. Дело в том, что технология производства льда, особенно в летнее время, вызывает очень большую влажность в помещении. «Точка росы» оказывается на потолке. «Да, на сегодня придумано спецоборудование для осушения помещений, – поясняет Данилин. – Но стоимость его – порядка 7080 тысяч долларов, и нам это не по карману. Поэтому, отреставрировав потолок, стараемся обходиться системой вентиляции. Кстати, во многих подобных ледовых Дворцах, например в Новосибирске, потолков сейчас нет вообще над полем. А там, где они есть, там все так и мучаются, как мы. Но без потолка совсем – это не просто некрасиво, но и неудобно в эксплуатации здания. Дворец ведь не хоккейный, а ледовый, универсальный. Здесь можно заниматься фигурным катанием, можно устанавливать ринг и проводить боксерские поединки, бои без правил, состязания по восточным единоборствам. И у каждого турнира есть спонсоры, рекламодатели. Все рекламные лозунги и растяжки, привозное световое и звуковое оборудование нужно подвесить, укрепить. Для выступлений артистов цирка тоже нужно немало потолочных креплений и подвесок, которые надо прикреплять к опорным и несущим конструкциям. Пока был старый потолок, его постоянно дырявили для этих целей. Сейчас отдельные плитки просто убраны из ячеек, чтобы было удобнее всё это крепить и использовать».

Все конструкции Дворца, в том числе потолочные (система подвесов, тросов, подъемников, ходовые мостики) в определенное время проверяются различными надзорными и контролирующими организация ми, и сами работники Дворца заинтересованы поддерживать их в надлежащем состоянии, так что здесь всё в порядке. «Хотя стоит отметить, что существует большая межведомственная несогласованность: приходят одни и говорят: «Так, здесь всё должно быть зарешечено, чтобы не было проникновения», а приходят пожарные – и требуют решетки поубирать. Стараемся соответствовать: ставим не решетки, а замки с магнитными кода ми, – поясняет директор. – Если следить за порядком и безопасностью, держать руку на пульсе и знать обо всем, что происходит, можно предусмотреть все нежелательные моменты. Мы прекрасно понимаем, где мы работаем, с кем и для чего, чтобы не получить ЧП”.

На повестке дня – вопрос замены холодильного оборудования. Изношенность его колоссальная, ведь за все годы существования Дворца оно не менялось ни разу и в последнее время нуждалось в еже годном капремонте. Но холодильные машины, которые сегодня работают во Дворце, давно сняты с производства, и возникают проблемы с запасными частями и комплектующими для них. «Оборудование нужно менять на новое, импортное, чтобы уменьшить энергозатраты и снизить существующие здесь шум, гул и вибрацию. Цена вопроса – порядка 12 миллионов рублей. В следующий сезон, если все будет нормально, начнем работать уже на новых машинах – более экономичных в эксплуатации, не требующих таких огромных расходов, как сейчас. Все эти расходы мы опять же закладываем в арендную плату – ведь их нужно гасить, а мы никаких дотаций не получаем, – подчёркивает директор Дворца. – Искусственный лед никогда не оправдает всех затрат, которые приходится нести, чтобы он появился и поддерживался. Почему нас и нет конкурентов: никто в городе не спешит строить катки с искусственным льдом, потому что это очень капиталоемкое и затратное дело».

Дворец зрелищ и спорта, выросший на нынешнем месте в рекордные сроки, всего за год, строился на века, для многих тысяч будущих поколений. Сейчас ему 40 с небольшим лет. Для человека такой возраст – это расцвет творческих сил. А для здания? «Старым Дворец назвать нельзя – он пожилой, – смеется Сергей Тимофеевич, – но крепкий, и всё здесь находится в нормаль ном, вполне рабочем состоянии. Количество народу, присутствующего здесь, конечно же, определяет и стиль нашей работы, и её суть: мы должны поддерживать жизнедеятельность объекта и обеспечивать безопасность людей, создавая здесь соответствующий микроклимат и атмосферу для их приятного времяпрепровождения. Неважно, зачем сюда пришел человек: на работу, на хоккей или на концерт. Важно, чтобы отсюда он ушел в хорошем настроении».

«Профсоюзы Алтая» № 7 (2303) 20 февраля 2009

Оцените статью