Масштаб личности

дворбол Статьи

Сергей Гаврилович Селин. Родился 26 апреля 1956 года в Барнауле. Мастер спорта СССР по футболу (с 1979 г.), Играл в командах «Динамо» (Барнаул) в 1974 году, СКА (Новосибирск) — в 1976-1977 гг., СКА (Ростов-на-Дону) с осени 1977-1980 (I круг), 1994-1995 гг., «Ростсельмаш» (Ростов-на-Дону) — 1980 (II круг) — 1989 г., АПК (Азов) — 1991-1993 гг. Полузащитник, внес определенный вклад при выходе ростовского СКА в Высшую лигу (1978 г.). Один из лучших игроков «Ростсельмаша» 80-х годов, дирижер его атак. При его участии новосибирский СКА в 1977 году играл в финальной пульке чемпионата Вооруженных сил (июль, Львов), а ростовский СКА в следующем году вышел в Высшую лигу, в 1979 году сборная РСФСР великолепно выступила на Спартакиаде народов СССР, где Селин был одним из лучших в составе российской сборной. Десять лет в «Ростсельмаше» — это тоже целая эпоха. За этот период времени команда Селина во второй лиге четырежды занимала вторые места, а затем завоевала в 1985 году первое место и перешла в Первую лигу, выиграв финальную пульку и серебряные медали чемпионата РСФСР. После этого весь Ростов стал болеть не за СКА, а уже за «Ростсельмаш», который в Первой лиге выступал более удачно.

Вне сомнений, Сергей Селин являлся культовой фигурой «Ростсельмаша» 80-х годов, определяющей рисунок игры всей команды. Отлично технически подготовленный, тонко разбирался в игре, был полузащитником с ярко выраженными диспетчерскими задатками. Умел мгновенно оценить игровую ситуацию и своевременным пасом выводил партнеров на самые опасные позиции перед воротами соперников. С помощью разнообразных действий, включая короткие «стенки» и длинные передачи, организовывал игру всей команды. Являлся одним из первых и наиболее ярких представителей барнаульского футбола в российском футболе, а также в Первой лиге 80-х годов, наиболее сильной по своему составу за все времена. В настоящее время живет в Ростове-на-Дону и работает с дублем «Ростова» одним из тренеров. По итогам 2006 года дубль «Ростова» занял в чемпионате страны 5 место.

По волне моей памяти

Сергея Селина я не видел в Барнауле тридцать лет, с тех пор, как футбольная судьба забросила его на Дон, в Ростов, где он и живет поныне. В первую минуту я его и не узнал, столько времени прошло! Только мелькнуло в его лице что-то знакомое из очень далекого далека, нет — не могу вспомнить! — Да Селин же то, Серега! — подсказывает мне Саша Дорофеев, старинный и закадычный его друг.

Вот уж не ожидал! Они стоят у киоска, выбирая яркие гвоздики, которые через час лягут на могилы друзей-футболистов и их наставников. С каждым из них было связано что-то свое, особенное. Каждый дорог по-своему. Надо каждого навестить, постоять, помолчать…

Сергей вернулся в Барнаул для важного разговора с руководством «Динамо». Он теперь тренер дубля команды из Премьер-лиги – «Ростова», но выполняет и функции селекционера. Приехал в командировку…

Память — она самое дорогое, что есть у человека. Нет памяти — нет и человека, ничего не помня, не найдешь и дороги домой. Сергей в начале 70-х был, пожалуй, самым талантливым из молодых барнаульских футболистов. Тренеры это видели, и им подсказывать не надо было — в их руках был «драгоценный материал», которому нужна была качественная огранка. Самое главное для тренера в такой ситуации — не испортить то, что ему попало в руки.

Начинал Сережа Селин воспитываться в «Темпе», благо, жил рядом со стадионом завода транспортного машиностроения в деревянном двухэтажном доме, в котором жили и другие будущие известные барнаульские футболисты — Анатолий Подзоров, Александр Комаров, Владимир Неверов. Здесь же, на футбольном поле, они следили за жаркими поединками более старших своих товарищей по клубной команде. Здесь же наблюдали за тренировками темповцев, игравших тогда в классе «Б», а затем и в «А». Бегали по заводскому парку, бесконечно играли в футбол.

Селин начинал тренироваться в «Темпе» у Виктора Качаринского, а затем его в свою группу принял Владимир Сафонов. Фактически он и воспитал для команды мастеров «Динамо» Сергея Селина. Сафонов был тогда молодым тренером, игравшим довольно успешно и в хоккей, он окончил алмаатинский институт физкультуры. Чуть позже Сафонов сам набрал группу 1955-1956 годов рождения, в которой был и Селин.

К цели он шел осмысленно

Владимир Сафонов: «Сергей был воспитан в семье, как полагается, и поэтому проблем с ним не было никаких. На первом месте для него был футбол. Цель у него была поставлена с детства, он мечтал играть в команде мастеров. И к этой цели он шел осмысленно. По характеру он был спокойным, уважительным молодым человеком, все задания, как игровые, так и тренировочные, выполнял безукоризненно. Работал над собой и по индивидуальному плану, который я ему составил. Игру он понимал хорошо, голову не опускал, и все поле видел. Ежедневные самостоятельные тренировки давали быстрые и качественные результаты. Мастерство молодого футболиста росло, как на дрожжах. Хорошо помню, как двенадцатилетним пацаном он вызвался бить серию пенальти из десяти ударов вратарю из команды мастеров «Темпа» Любомиру Неделько. Тот сам попросил ему побить (на ящик лимонада поспорили), так как был в хорошем расположении духа. Так Сергей все десять пенальти ему и забил. «Люба» сильно удивился тогда, никак не ожидал увидеть в действии столь юное дарование. Уже позднее (я и не знал) Сергей все что-то отмечал себе в тетрадку, что-то записывал. Оказалось, что он вел поурочную запись тренировок. Как же мне было приятно, когда он приехал в Барнаул и похвалился, что его дубль занял пятое место. Я, говорит, Владимир Ильич, готовил ребят по вашей методике. Он ничего не забывал, добро всегда помнил.

Когда он за юношей играл, то в одном городе купил школьный портфель. Я его в шутку спросил: «Что, Сергей, опять в начальную школу пойдешь учиться?» На что он ответил: «Это я сестренке купил, она должна в школу пойти с новым портфелем». Заботился.

Играть я его ставил и против более старших ребят, но он и там заметно выделялся. Этого нельзя было не заметить, и начальник команды Каминский пригласил его на тренировки с командой мастеров «Динамо». Тогда еще Байков был главным тренером. Это в 16 лет! По тем временам это было признанием большого таланта.

В 18 лет его взяли в основной состав «Динамо», но он получил тяжелую травму и чемпионский сезон 1974 года он пропустил. На следующий год его повезли после травмы на сборы, запустили в контрольной игре в «бойню», где нельзя было «убирать ноги», и окончательно «доломали». Я ему перед сборами говорил, чтобы аккуратнее был, потому как у него после травмы имелся лишний вес.

Первая операция прошла неудачно, боль в колене не отпускала и жир нужно было «вытапливать» через «гладкий бег», чтобы прийти в норму. Селина на сборах не пожалели и в итоге он оказался в команде шинного завода. Затем про него забыли, как про Вадика Соколова (1974 года рождения), которого «доломали» по той же схеме, и он вместо великого алтайского футболиста стал инвалидом.

От Селина «Динамо» тогда отказалось, фактически его тогда «кинуло». Я договаривался через краевой военкомат, чтобы Сергея не отправили куда-нибудь, где нет команды. Кое-как «запихали» его в Новосибирское военно-политическое училище. Армейской команды мастеров тогда не было, их начальника футбольной армейской команды Слепченко посадили. Тем не менее Селина удалось сохранить для футбола, и когда он вышел из этого трудного положения с честью, став одним из лучших игроков на первенстве Вооруженных Сил, о нем в Барнауле вспомнили и стали усиленно приглашать.

ЦСКА, Ростов, Харьков, «Локомотив» тоже делали все возможное, чтобы получить его. Я тогда Сергею сказал, чтобы он не сделал ошибки: в Высшую лигу не каждого зовут. Он переживал за родителей, но после того, как обосновался в Ростове, они разменяли каким-то образом ведомственную квартиру на частный дом, а затем его продали, уж и не помню как. Таким образом родители уехали в Ростов, где он тогда был уже футбольным кумиром. Он там им и помог с квартирой».

Зигзаг судьбы

Сергей Селин: «В детстве мы гоняли мяч до темноты. Летом с утра и до вечера, с небольшими перерывами на обед. Видимо, все это сказалось. Тут тебе и техника, и «функционалка» приличная была заложена. Не случайно ведь до сорока лет почти доиграл.

А начинал с футбольного детства, с футбольного двора, с друзей. Из «Темпа» нас в «Динамо» перевели в 1969 году. Команда хорошая была, играющая: Саша Городов, Володя Неверов, Володя Лугин, Саша Дорофеев, Серега Окунев… Играли даже с ФШМ (Москва).

В 1972 году меня и Мишу Меринова (он постарше был, после 1 августа 1954 года рождения. Прим. В.Л.) Станислав Францевич Каминский пригласил на тренировки в «Динамо». Очень сильная тогда команда была: Юрий Вшивцев, братья Белозерские, Сергей Григорович, Владимир Скориченко, Анатолий Суслов… Особенно Вшивцев мне запомнился. Вот кто футбольный момент мог почти стопроцентно в гол превратить! Для того времени это была великая команда!

— И как все-таки произошло отлучение от футбола?

— В домашней игре с Иркутском я неудачно выполнил подкат и повредил мениск, колено опухло. Мог в тот сезон 1974 года со всеми вместе также стать чемпионом. Но об этом тогда не думал. На следующий день я должен был лететь в Москву, где в составе юношеской сборной СССР предстояло сыграть с юношеской сборной Польши. Как только я осознал, что никуда больше не полечу, то слезы сами собой и потекли. Вот такой зигзаг судьбы…

И год не могли определить, что же это за травма? Полечат — нормально, только нагрузка — колено опухает. Операцию сделали -не помогает. Год мучился, затем — армия. Там это колено я и «закачал».

Жизнь закалила

— После того, как мы прилично сыграли на «Вооруженке» во Львове, посыпались предложения, голова закружилась и чуть «не отпала». Я написал заявление в Ростов, в ЦСКА, и еще куда-то. Хорошо, что я попал на доброго и умного человека — Всеволода Михайловича Боброва, работавшего тренером в ЦСКА. Он меня посмотрел за дубль ЦСКА в матче с дублем московского «Динамо» и сказал, чтобы я оставался и не «метался». Я ему честно ответил, что «армия мне не нравится» и что в дубле играть не хочу. Другой бы выгнал сразу и дверь закрыл, а Бобров сказал: «Раз не хочешь сезон за дубль доиграть, поезжай в Ростов, хоть денег «на дембель» заработаешь!» Простые душевные слова, а они меня окрылили. Из новосибирской армейской команды за ростовский СКА поехали играть вместе со мной рубцовчанин Сергей Кривчун и Юра Бобков. Он москвич, но до армии играл за Красноярск. Так что в Ростове я оказался не один.

Первую свою игру за СКА я сыграл уже через день после приезда в Ростов — в Кемерове. Наша команда была тогда на вылете из Первой лиги, оставалось еще восемь туров, но было уже понятно, что предстоит борьба за выживание.

Тренером в СКА тогда был Николай Александрович Самарин и ему пришлось рисковать, ставя нас, молодых и никому неизвестных игроков из Сибири, в основной состав. Он переговорил по телефону с Бобровым, и нас троих дозаявил с начала октября за СКА.

В Кемерове мы проиграли в самом конце матча — 0:1. Обидно, с пенальти. Но ощущение было, что команда-то у нас играла добротно. И в следующем туре мы выиграли в Свердловске у «Уралмаша» — 2:0. Концовку чемпионата провели уверенно и заняли 10 место, о котором в Ростове во втором круге уже и не мечтали. В Высшую лигу тогда вышли из Первой лиги московский «Спартак» и тот самый ташкентский «Пахтакор», который погибнет осенью 1979 года в авиакатастрофе. Это были две великие команды в начале своего «звездного» пути. «Спартак» уже через год станет чемпионом страны, а «Пахтакор» боролся за место в пятерке лучших…

В 1978 году ростовскому СКА была поставлена задача выхода в Высшую лигу. Это после 10 места! Но еще в концовке прошлого чемпионата чувствовалось, что потенциал у команды большой, не хватало только уверенности в действиях атаки.

В 1978 году в СКА пришли Александр Маркин из «Зенита», Виктор Стульчин и Сергей Андреев из «Зари», вратарь Виктор Радаев из ЦСКА, и это вселило в нас уверенность. Мы на протяжении всего сезона показывали стабильную и солидную игру. Уже после первого круга нас опережали на очко только «Крылышки», чуть сзади были львовские «Карпаты», «Кубань», минское «Динамо», «Нистру», кутаисское «Торпедо» и «Таврия». А были еще такие мощные команды, как «Кузбасс», «Памир» и «Жальгирис». Советская Первая лига — это 20 очень интересных команд, чемпионов зон из второй лиги и команды из Высшей лиги, которые выбывали оттуда не только по спортивным причинам.

«В линии полузащиты ростовчан выступают Павел Гусев, Виктор Стульчин, Юрий Бобков, Сергей Медведев, Сергей Селин. Все это — разноплановые хавбеки. Гусев, Стульчин и Медведев выполняют большой объем работы, помогая и защитникам, и нападающим. Бобков тяготеет к атаке, на его счету, кстати, четыре забитых гола. Селин не обрел еще боевой формы, но эпизодах показывает изобретательную игру, по своей манере он тяготеет к завязыванию интересных комбинаций, любит и умеет сыграть в «стенку» — старый, проверенный и надежнейший, но ныне не часто применяемый прием». Из ростовского футбольного справочника 1978 (2 круг).

Сергей, а как ты сам оцениваешь свою игру в том сезоне?

— У нас очень дружная команда тогда подобралась, и сплотил нас всех Самарин. Это был великий тренер в ростовском футболе. Он меня и уговорил остаться играть в Ростове, хотя предложений поступало много. Особенно от «Черноморца» и «Нистру», условия хорошие предлагались. Но наш тренер убедил многих игроков играть за СКА, стать прапорщиками. Мы вышли в Высшую лигу, отстав на два очка от «Крылышек» Минчане тогда тоже вышли (в тот сезон выходили в Высшую лигу сразу три команды. Прим. В.Л.). Они на очко от нас отстали. В том сезоне у нас был очень большой подбор равноценных молодых и разноплановых полузащитников. Считаю, что мне удалось войти в основной состав команды, обратив на себя внимание. Не случайно же Самарин связывал со мной определенные надежды на 1979 год.

Кто нас выводит в мастера

Чем тебе запомнился тот год?

— Год был удачным. Мы закрепились в Высшей лиге, а я стал мастером спорта в составе сборной РСФСР на Спартакиаде народов СССР, где мы заняли четвертое место вслед за сборной Украины. Мы играли в подгруппе с Украиной, Таджикистаном и Узбекистаном. Матчи проходили в Киеве. Было интересно проявить свои возможности в играх с такими техничными командами. Самарин у нас был вторым тренером в сборной РСФСР, а главным был Владимир Михайлович Ивашков из Управления футбола Спорткомитета РСФСР. Они и сформировали команду. Особенно меня потряс наш атакующий тандем Андреев — Плошник. Показали просто сумасшедшую игру, прекрасно дополняя друг друга. Мы выиграли две главные игры в подгруппе, а Украине проиграли. Вышли в полуфинальный турнир, где сумели обыграть ленинградцев — 2:0 и сборную Казахстана -4:0, а с грузинами сыграли — 1:1.
Фактически мы были уже в финале, но тогда с нами злую шутку сыграло «Положение о проведении турнира»: преимущество отдавалось при равном количестве очков не той команде, у которой была лучшая разница мячей, а наибольшее число забитый мячей. И сборная Грузии, выиграв у Ленинграда (4:2), забила на один мяч больше (у казахов она выиграла 3:2. Прим. В.Л.). Было ощущение досады, что нас обманули или перехитрили. За победу в финале присваивали мастеров спорта международного класса. Ими стали москвичи, а нам пришлось играть еще раз с Украиной (1:2) за третье место. Это был единственный матч, в котором я не играл: тренеры дали отдохнуть. Но удовлетворение от проведенных матчей на Спартакиаде я получил колоссальное. И тренеры наши -красавцы, как умело подобрали состав, как им варьировали! Правда, костяк команды был наш, ростовский, восемь человек. Посмотрел я, как люди играют: Буряк, Блохин Федоров, Ан, Коньков, Кипиани, Гуцаев, Хидиятуллин, Максименков, Шавло, Гаврилов, Черенков! Сейчас такого класса игроков даже в сборной нет.

Чем запомнились тебе матчи на Кубок СССР?

— Они разными были. Как по содержанию, так и по задачам. В 1978 году, когда мы еще в Первой лиге играли, было два матча с «Черноморцем» в Одессе и в Ростове. Прекрасные по содержанию матчи, которые запоминаются надолго. Мы проиграли в гостях 0:2, а дома выиграли 2:0. В дополнительные полчаса могла забить любая команда. А в серии пенальти мы проиграли. Но после того матча мы поняли, что сможем выйти в Высшую лигу. Так и произошло. В 1979 мы играли групповой кубковый турнир в Тбилиси, а в 1980 году — в Душанбе. Нужно было в сжатые сроки сыграть пять матчей с разностилевыми командами Высшей и Первой лиг. В первый год попали под хозяев — грузинские команды, а на следующий сыграли на равных с ЦСКА и вместе с ним вышли в 1/8 финала. Но здесь вышли на серебряного призера — донецкий «Шахтер». Показали неплохую игру в том сочинском матче, но проиграли — 1:2. «Шахтер» затем и выиграл Кубок СССР.

В кубковых матчах можно обыграть и самого сильного соперника: на один матч можно настроиться и сыграть как надо. Всю длину чемпионата таким образом не пройдешь. В Кубке большее значение имеет удача, стечение обстоятельств, настрой на конкретного соперника. Мастерство, бывает, и не так выручает, как вдохновение, хорошее настроение, эмоциональный подъем. Каждая новая победа в Кубке поднимает престиж и статус клуба, появляется возможность встретиться с командой, с которой вряд ли когда-либо встретился в чемпионате. Для меня это было очень интересно.

Памятные матчи

Какие-то матчи в Высшей лиге, наверное, помнятся до сих пор?

— Первый матч в Высшей лиге я сыграл в Ростове в 1979 году на открытии чемпионата с киевским «Динамо» (0:0). Вышел в стартовом составе на левом фланге в полузащите. Сыграл удачно. Затем обыграли московское «Торпедо» (2:1). Но особенно запомнился матч в Одессе, где мы выигрывали у «Черноморцы» 2:1, но сделали замену, которая привела в ответному голу. Виталий Шевченко сравнял счет — 2:2, но мы даже очка за ту игру не получили. Тогда можно было только 8 матчей играть вничью, а за каждую последующую ничью очков не начисляли. Так называемые — «сверхлимитные» ничьи. Из последних сил играешь, выиграть не можешь, а за ничьи очков не начисляют! Мы тогда 14 матчей вничью сыграли, и за 6 ничьих сверх лимита нам очков не дали. Проиграли матчей меньше, чем минское «Динамо», которое 6 место заняло. В итоге — 15 место из 18. Самарин поссорился с начальством и ушел из команды еще осенью. Если бы остался, то, думаю, в 1980 году мы вполне могли и за место в пятерке побороться. Спартакиада меня и команду в этом убедила.

Но пришел новый тренер и тебе места в команде не нашлось?

— Герман Семенович Зонин взял в команду своих игроков с Украины: Зуева, Гамулу, Заварова, Кузнецова, Юрченко. Начались «коалиции», группы. И постепенно такого уже дружного коллектива не стало.

Да, команда показала более высокий результат, чем при Самарине. Но молодые игроки и должны были прогрессировать. Результата добивались через «пахоту».
Сравнивая работу тренеров, пришел к выводу, что при Зонине был самый интересный тренировочный процесс. Полтора часа упражнений разнообразных по содержанию, но с мячом, давали больший эффект, чем 15-километровые кроссы, во время которых «вспоминается вся жизнь». Его подготовки к сезону хватало с лихвой на два тайма, и еще оставались желание и силы.

На «лавке» сидеть не привык

Почему же ты сыграл только пять матчей за СКА в 1980 году?

— Я простыл и мне удалили воспалившиеся гланды. Некоторое время не играл и потерял место в основном составе. Но на «лавке» сидеть не привык и поэтому решил перейти в «Ростсельмаш», который играл тогда во второй лиге, чтобы не потерять квалификацию. Без практики, на мой взгляд, в футболе никак нельзя. Думал, до конца сезона поиграю, а там все решится. Но не тут-то было… Зонин не отпускал из команды, и все. Пришлось пойти на хитрость: у меня в то время кардиограмма неважная была из-за нагрузок. Я тренеру и говорю, что не выдерживаю нагрузок, надо бы до конца сезона отдохнуть, восстановиться. Герман Семенович и подписал заявление, а я через день уже за РСМ играл…

А что это за история с дисквалификацией «Ростсельмаша»?

— Со второго круга я стал играть за РСМ, успел сыграть 13 матчей. Когда я туда пришел, то команда была на 6 месте и отставала от лидера — волгоградского «Ротора», на 8 очков (тогда за победу начислялись два очка. Прим. В.Л.). Вместе со мной в РСМ перешли из СКА Юрий Бобков и Курбан Бердыев, который сейчас чудеса в Казани, как тренер, творит. Считай, вся средняя линия новая у «Ростсельмаша» получилась. Ну и интересно было: догоним ли «Ротор»? В итоге выиграли у них в Ростове, обыграли почти всех и обошли «Ротор» на очко, заняв первое место. Шум был страшный, Волгоград начал «копать под нас» и нашел нарушения в комплектовании команды. Тогда, оказывается, у нас в ходе сезона играли не шесть игроков старше 25 лет, как у всех команд, а девять и т.д. В итоге нам третье место дали вместо первого, засчитав ряд поражений. Но к тому времени у нас уже болельщиков было больше, чем у СКА. Видимо, народу нравилось, как мы играли.

А почему ты не вернулся на следующий год в СКА?

— Меня в «Ростсельмаше» устраивало все: условия были лучше, чем в СКА, играл я центральным полузащитником и, можно сказать, вся игра шла, в основном, через меня. Какой же футболист об этом не мечтает? Опять же болельщиков мы стали собирать больше, чем СКА. У нас была четкая задача — выйти в Первую лигу. Как же я уйду из команды, которая только-только поверила в меня?

У каждого свой путь

А не обидно, что ростовский СКА в 1981 году выиграл Кубок СССР в финале у московского «Спартака» без твоего участия? Ведь и ты мог войти в историю ростовского футбола в составе той команды?

— Задним умом мы все стратеги. Что толку говорить о том, чего со мной не случилось. Я пошел своим путем, СКА — своим. В тот год он выиграл Кубок и вылетел из Высшей лиги с тем же тренером -Владимиром Федотовым. Триумф и трагедия, и в этом весь футбол. При одном тренере, Германе Зонине, Кузнецов, Зуев, Заваров и Гамула были ключевыми игроками, а Федотов их отчислил, и без сожаления. А в Киеве Заваров раскрылся, как великий футболист. Уже после стал заслуженным мастером спорта. И те, и другие события для своего времени были справедливы, результаты их объективны.

А что так долго мешало РСМ выйти в Первую лигу?

— Во второй лиге тогда люди тоже умели играть в футбол, и не один РСМ ставил задачу выхода в Первую лигу. Наша зона была одной из самых сильных и укомплектованных квалифицированными футболистами. В 1981 году нас на финише обошел «Ротор», хотя по ходу сезона мы его дважды обыграли. В 1982 году нас обошел «Спартак» из Орджоникидзе, в 1983 — он же, в 1984 -ставропольское «Динамо». За пять лет наша команда, можно сказать, заматерела в битве за первое место. Зона, повторюсь, очень сложная: Грозный, Нальчик, Махачкала, Волгоград, Астрахань, Саратов, Ставрополь, Орджоникидзе… Все команды техничные, играющие. Просто так, на классе, ни у кого не выиграешь. Мастерство может прикрыть какие-то недостатки в игре. Например, когда спортсмен находится в недостаточной физической форме. Нужна постоянная работа над собой, над всеми качествами. Особенно, когда дело касается выполнения высокой задачи. Надо выработать в себе специфическую отстраненность, уметь жертвовать удовольствиями. Это вовсе не так просто. Но когда играешь вместе лет пять-шесть, то понимаешь друг друга с полуслова. В Грозном тогда у «Терека» 5:0 выиграли! А ведь это команда была, серьезная!

Ростовский «Спартак»

Тогда в Первую лигу выходили только победители финальных пулек чемпионов зон. Тяжело далась путевка?

— Не то слово. Двухкруговой турнир победителей девяти зон и трех неудачников из Первой лиги начинался в ноябре. Это после того, как на жилах вырвали победу в своей зоне, много травмированных, уставших психологически и физически. А тут еще по жребию нам попались две узбекские команды — «Звезда» из Джизака и «Сохибкор», а также чемпион Украины — «Таврия» из Симферополя, и ты понимаешь, что все начинается сначала.
Нам тогда повезло, что первые игры с узбекскими командами мы проводили дома, и обе выиграли без проблем. Затем проиграли в Симферополе, но «Таврия» потеряла в Узбекистане три очка. Нам нужно было выиграть у ней дома и взять два очка из четырех в Узбекистане. Мы выиграли все три игры! И с 1986 года РСМ стал играть в Первой лиге.

Сергей, а в финальном турнире из шести матчей какой тебе наиболее запомнился?

— Решающий с «Таврией», который мы выиграли со счетом 1:0. Гол забил Саша Иванов, а капитаном команды у нас тогда был Серега Балахнин. Я тогда все шесть матчей без замен отыграл. В основном у нас в том сезоне забивали молодые наши нападающие Виталий Попадопуло и Саша Гицелов, воспитанники нашего ростовского спортинтерната. Хорошая команда была, и играла она быстро, размашисто.

Говорят, что ее игра напоминала чем-то игру московского «Спартака»…

— Когда я пришел в РСМ вместе с Бобковым и Бердыевым, игра команды была несколько размеренной. Мы попытались ее убыстрить за счет быстрого паса, «стенок», и команда преобразилась. Мне вообще импонировала спартаковская игра, старался перенести ее в «Ростсельмаш». Наверное, не случайно еще в 1979 году после Спартакиады Константин Иванович Бесков, тренер «Спартака», пригласил меня в свою команду. Я тогда отказался, так как меня все устраивало на тот момент в СКА, которым руководил Самарин. А теперь жалею, надо было попробовать. Говорят, что по манере игры я бы подошел.
В конце чемпионата 1979 года мы играли со «Спартаком» в Ростове и показали очень приличную игру, проиграв 2:3. «Спартак» стал чемпионом страны, но в том матче мы были не хуже.

Без риска футбол будет унылым

А кто для тебя был образцом полузащитника и ты понимал, что так тебе не сыграть?

— Леонид Буряк и Юрий Гаврилов. Они высочайшего класса игроки. Могли и обыграть тонко, и мяч подержать, взяв игру на себя, и передачу длинную сделать метров на 40-50. Не боялись ошибиться. Характер имели бойцовский, а без характера мысль футбольная будет трусливой. Когда человек боится играть, он вряд ли покажет классную игру, будет «яйца» перекатывать: от мяча быстро освобождаться, отыгрываться на 10-15 метров, назад и поперек. Сейчас поэтому такой футбол во второй лиге и процветает. Кое-кто вроде и играет без ошибок, а остроты нет, катают мяч вдоль и поперек. Так и я выйду в свои 50 лет и так же все раздам, только что толку?
Происходит это потому, что самых перспективных и талантливых молодых ребят, которые не боятся играть остро и интересно, забирают в Премьер-лигу и в Первую лигу.
У нас в ростовском спортинтернате года два-три занимался Дмитрий Лоськов. Уже тогда было видно, что это одаренный игрок с большим будущим. Как-то мне сказали, что есть в Ростове паренек, который делает вид, что собирается сделать пас в одну сторону, а отдает в другую, метров на 50! Этого не может быть, сказал я. Пошел специально посмотреть: я ошибался — такой парень действительно был — Лоськов. Правда, в последнее время таких ребят становится все меньше.

На поле друзей нет

Против Володи Плоскины тяжело было играть. Очень интересный был хав. Вспоминаю серьезные «дуэли» с Володей Бессоновым из киевского «Динамо» и Александром Прокопенко — из минского. После одного такого жесткого поединка Бессонов мне сказал: «Извини, Серега, на поле друзей нет!»

А вообще-то, бывает же, что и отмечали как-то, свои встречи?

— Нужно знать три вещи: время, место и сколько. Не всегда это складывается. Бывает, что и рад бы, да нельзя. Однажды в Киеве с Александром Заваровым встретился, предложил ему «посидеть» где-нибудь, пообщаться, вспомнить минувшие дни. Он ведь в СКА играл до Киева, и очень классно играл сразу. Своеобразный был игрок, очень быстрый, техничный, острый. На пару с Андреевым они могли «разорвать» любую оборону. Конечно, я был рад повидаться с Сашей. Но он отказался: «Видишь, как Васильич нас гоняет? Ни о чем другом и не думаю». И правда, Лобановский гонял динамовцев до седьмого пота, но и играли они великолепно, почти все в сборную входили.
В 1986 году Заваров был признан лучшим футболистом страны, а мы удачно дебютировали в Первой лиге, заняв седьмое место.

Ростовское «дерби»

Чем тот год еще запомнился?

— В тот год обе ростовские команды оказались в Первой лиге: мы вышли туда из второй лиги, армейцы вылетели из Высшей лиги. Казалось бы, разница в классе между РСМ и СКА должна быть колоссальной, но в очных встречах мы победили армейцев дважды -2:0 и 3:2. Причем, в матче второго круга, когда на стадионе собрались 20 тысяч зрителей, мне удалось забить два мяча. Хотя забивал я не так часто. СКА занял 15 место.

«Сергей Селин, исключительно цепкий хавбек, тонкий диспетчер с обостренным чувством ситуации. Вспомним хотя бы его два года в исключительно принципиальном поединке второго круга с земляками-армейцами. Сергей Окунев — гроза вратарей». Из ростовских газет 1986 года

А с чем связан столь высокий взлет «Ростсельмаша»?

— Сохранением победного состава 1985 года и укреплением его. Так в атаке у нас появился мой земляк и друг юношеских лет — Сергей Окунев, который забил в тот год 21 мяч и стал лучшим бомбардиром команды. Причем добрую половину мячей он забил головой. Со второго круга за нас стал играть Сергей Андреев и забил за это время 17 мячей! Не скрою, что Окунев оказался у нас по моей протекции. Я знал его возможности и убедил его перейти к нам из Тамбова. Он великий барнаульский нападающий.

Все познается в сравнении

А кто еще из барнаульцев тебе своей игрой импонировал?

— В барнаульском «Динамо» 70-х годов очень сильной была связка братьев Белозерских. Не до и не после их я не видел столь слаженной игры, когда «проходили двойные и даже тройные стенки» в одно касание. Незаурядную игру показывали Александр Гостенин в «Кайрате» и «Торпедо», Витя Рыбаков, одно время, игравший и за Ростов, позднее Сергей Кормильцев из «Торпедо» и Евгений Смертин из московского «Динамо». Их игра меня по-настоящему радовала.

А из партнеров по команде?

— Заваров, Андреев и Бердыев, недооцененный тренером Зониным. Это был наш «Рональдинья» Отличный дриблер, великолепный партнер, чувствовавший тонко любую игровую ситуацию.

«Из игроков-ростсельмашевцев выделим прежде всего Сергея Селина,Сергея Балахнина и Александра Гицелова, именно они определяли характер команды, боевой и волевой, в первом круге чемпионата-86». Из ростовских газет 1986 года

В Первой лиге ты играл до 34 лет, до 1990 года. Можно ли сравнить уровень Первой лиги в то время и в российский период?

— Конечно, тогда советская Первая лига была явно сильнее: я играл против ЦСКА, «Гурии», «Даугавы», «Карпат», «Локомотива», «Памира», «Ротора», «Факела», «Пахтакора», «Шинника». Сейчас эти команды играли бы спокойно и в Премьер-лиге. В Первой лиге тогда играли 22-24 команды, все своеобразные по стилю, школе. Очень интересное время я застал в советском футболе.

До сих пор снятся футбольные сны

— Я четыре года играл за АПК (Азов), из них один год успел поиграть в Польше. В 1994-1995 годах играл за СКА (Ростов), чувствовал себя в хорошей форме, хотя сначала не хотел играть. Но тренер Валерий Синау уговорил. Видимо, тогда я еще не все свое сыграл.

А как это определить?

— Когда уже серьезно не играешь, а приходишь на стадион и видишь, как футболисты мячом перекидываются, как возникает та или иная игровая ситуация, а сердце у тебя стучит, как сумасшедшее, то это значит, что ты еще готов посоревноваться с ними, тебе еще не все равно.

Сны до сих пор снятся футбольные: что торопливо одеваюсь в спортивную форму на тренировку или игру, бутсы шнурую и не успеваю… Опаздываю, играют уже без меня… Игровые эпизоды, где, казалось бы, должен успеть к мячу на опережение, но не успеваю чуть-чуть… Злюсь и не понимаю, как это происходит?

Я у ребят спрашивал и оказывается, от случая к случаю все такие сны видят. Сейчас я в основном думаю не о том, что сделал, а что не успел.

А можно ли сыграть гениально хотя бы несколько игр, как какой-нибудь великий мастер футбола?

— Масштаб личности сыграть невозможно. Ну, физически можно лучше подготовиться, технически даже, но принимать-то решения в игровых ситуациях молниеносно должна твоя голова. Принимать единственно правильные решения. Причем они могут быть алогичны. Настоящему мастеру необходимо обладать яркой фантазией, особой ритмичностью, способностью предугадывать малейшие движения соперника. Такие люди могут играть даже пешком, а впечатление от их игры все равно будет потрясающим. Другие будут носиться по полю полтора часа, как угорелые, но КПД их будет равно нулю. Потому что они не понимают, что делают. И пытаться их понять тоже бесполезно, не угадаешь. Это будет игра в численном меньшинстве.

А если сравнивать игровой уровень команд Высшей Лиги и Первой?

— В Высшей лиге мяч двигается гораздо быстрее, решения принимаются мгновенно, очень много интересных технических приемов.

Сергей, какие недостатки мешали твоей игре?

— От случая к случаю давало знать о себе травмированное правое колено. «Благодаря» этому несчастью я стал «двуногим» футболистом: обе ноги были равноценными. Иногда не хватало физически на оба тайма, но это уже в конце карьеры. Можно было бы лучше играть головой, чтобы чаще ей угрожать воротам соперника. Пришлось перестраивать свою игру «под партнеров» и, выиграв головой мяч, сбрасывать им его под удар. Много чего хотелось бы уметь еще. Но сейчас мне хочется учиться тренерскому искусству в Высшей школе тренеров. Мне это необходимо.

Футбольное завтра

Сейчас ты работаешь тренером ростовского дубля, который занял в минувшем сезоне пятое место среди дублей команд Премьер-лиги. Работая с дублем, что бы ты хотел доказать как тренер?

— Никому и ничего не собираюсь доказывать: если у меня, как тренера, есть определенный уровень, то он есть. Моя задача состоит в том, чтобы готовить резерв для главной команды. До этого я работал с юношами 1989 года рождения, девять ребят этого возраста сейчас играют в основном составе дубля. Это 80% основного состава, когда в других клубах за дубли играют ребята 1985-1988 годов рождения. Мой воспитанник Саша Маренич в составе юношеской сборной России стал чемпионом Европы. Думаю, что все ребята у меня одаренные и все будут играть. Человека четыре уже сейчас выделяются.

Говорят, что сейчас средний уровень клубного футбола в Премьер-лиге вырос и российский футбол вот-вот должен показать результат…

— Средняя температура в госпитале вовсе ничего не характеризует. У нас засилье иностранцев, и когда нужно собрать сборную страны, то оказывается, что на ключевых позициях в сборной играют далеко не сильнейшие футболисты национального чемпионата. Некоторых мы даже и не знаем по большому счету. То, что пишется в газетах о футболе и о наших футболистах, имеет противоречивый и спорный характер. У нас развелось очень много борзописцев, которые и на самом деле считают, что они глубоко разбираются в футболе. В итоге каждый суслик в поле — агроном.
Беда нашего детского футбола в том, что в нем недостаточное число футбольных людей, специалистов, которые могут правильно показать и научить футбольному приему, технически сложному. А это очень важно: как он научит, если сам не умеет? Когда я это вижу, то мне вспоминается старый фильм «По семейным обстоятельствам» и логопед. Его там играет Ролан Быков, который не выговаривает ни одной буквы…

В школе барнаульского «Динамо» всегда был качественный резерв…

— Потому что были традиции, специалисты и главная команда, которая всегда показывала качественный футбол. Ее беда — в ее известности. Растаскивали ребят в более известные клубы, где финансовая база была солидной. Сейчас барнаульский футбол хорошо известен в России, и если «Динамо» решит задачу выхода в Первую лигу, то это даст новый качественный толчок развитию футбола на Алтае. Каждый матч станет для болельщиков праздником!

Валерий ЛЯМКИН

Оцените статью