Будто ветром задуло костер

Бокс Статьи

13 июня спортивный мир простился с самым титулованным боксером края Сергеем Чуковитовым.

Чуковитов прошел! — кивнул вслед уходящему по улице Песчаной парню мой брат Валерка. Похвастался: — У него дед через ограду от нашего дома живет.

Я был под впечатлением: тот самый Чуковитов, про которого пишут в газетах!

В 70-х годах он был лицом алтайского спорта. Таким же, как наши лучшие биатлонисты, легкоатлетки Шубенкова и Шульженко, конькобежец Ростислав Подгайский, борцы «Спарты», футболисты «Динамо»…

Мы познакомились, когда его спортивная карьера уже закончилась -в 90-х. Не были близкими друзьми, но испытывали взаимную симпатию. Когда два года назад Сергею Ивановичу исполнилось 50, он пригласил меня на юбилей.

Берясь писать о боксе, я всегда интересовался его точкой зрения. Он на все имел свой взгляд и говорил, что думает, не боясь кого-то обидеть. Всегда мог грамотно объяснить: почему считает так, а не этак. За это его уважали. В то же время никогда не навязывал свое мнение, как единственно верное — общаться с ним было легко. Не знаю, были ли у него недруги? Думаю, что нет.

В последние годы Сергей Чуковитов работал в барнаульской ДЮСШ N 3 методистом отделения бокса «Боевые перчатки» и одновременно был ответственным секретарем краевой федерации бокса — без него не обходились ни одни крупные соревнования.

Для меня памятно интервью с Чуковитовым, которое было опубликовано в нашей газете восемь лет назад. Оно дает достаточно полное представление и о спортивной карьере Сергея Ивановича, и о его человеческих качествах. Позволю себе процитировать выдержки.

Видел ваш портрет на страницах «Алтайской правды» за 1975 год, когда вы во второй раз стали серебряным призером молодежного чемпионата Советского Союза. На фото молодой парень с мягкими чертами лица. Может, поэтому и обошли вас золотые медали стороной? Среди части специалистов бокса бытует мнение, что мягкие люди не способны на чемпионство.

— Отчасти, может, это и верно. У меня никогда не было жесткости, агрессивности. Но в боксе, считаю, на первом месте должна быть голова. На Алтае за 13 лет спортивной карьеры я не проиграл ни одному боксеру. А то, что не добился более значимых успехов на всесоюзной арене, почти не выступал на международной… То здесь виною наша провинциальность. Если бы принял предложения о переезде, то международника (мастер спорта международного класса. — В.Д.) наверняка бы выполнил.

А на что вы обращаете внимание, когда видите молоденького боксера: будет из него толк или нет?

— Видно сразу: за компанию он пришел, мама с папой заставили или сам желанием горит заниматься. Желание много значит. Скоростные качества очень важны. Но главное, повторюсь, -интеллект. Бывает, у парня отменные бойцовские качества, а вот сменить по ходу боя проигрышную тактику у него ума не хватает. Что касается физических данных, то это дело наживное.

Вспомните свои наиболее памятные бои?

— Их много. Бой со знаменитым по победе над Теофило Стивенсоном Игорем Высоцким на соревнованиях ЦС «Труд», бой в финале первенства СССР среди молодежи с Виктором Ивановым в 75-м году, когда судьи отдали победу сопернику со счетом 3:2, бой уже взрослого первенства РСФСР 77-го года с финалистом абсолютного чемпионата СССР 1975 года Евгением Батыгиным — я встретился с ним в первом же поединке, выиграл и потом, дойдя до финала, стал чемпионом России.

Мой нынешний коллега по «Боевым перчаткам», а тогда товарищ по сборной края Сергей Гусев любит вспоминать: «Выходит Женя Батыгин — глыба и Серега — малыш на его фоне. Ну, думаю, как бы Чук наш не завалился. Женя кулачищами машет, только свист стоит, а Серега как начал ему вставлять».

Я среди боксеров-тяжеловесов был одним из самых маленьких, но со здоровыми любил драться — они, как правило, уступали мне в быстроте, координированности. Мой стиль был такой: «Порхай как бабочка и жаль как оса» — это любимый афоризм Мохаммеда Али.

А абсолютный чемпионат СССР 1976 года в Москве, когда вы стали бронзовым призером, разве не запомнился?

— Тяжеловесов разделили на две группы — до 91 кг и свыше. Я выступал в самой тяжелой весовой категории — выиграл два боя и вышел в финал, где уступил москвичу Виктору Терещенко. Потом Терещенко за чемпионское звание дрался с победителем второй группы Евгением Горстковым (который и стал чемпионом), а нам с Бурцевым (финалистом в весе до 91 кг) присудили третьи места без боя.

Кто из советских боксеров-тяжеловесов в пору вашей спортивной карьеры был для вас наибольшим авторитетом?

— Горстков — легкий боксер, с головой. Впрочем, и Высоцкий, и Заев — всех я уважал. Но и себя заставлял уважать.

Как вы относитесь к боям без правил?

— Спокойно. Это не спорт, а шоу. Извечный спор — кто сильнее: боксеры или борцы. Когда-то на уровне юношей мы в спортивном лагере спорили, даже до драк доходило. Зачем это? К чему? Я не пойму. Мне лично эти бои не нравятся — чересчур жестоко. Кому нравится — пусть выступает.

Не ревнуете, что пацаны выбирают не бокс, а дзюдо, карате, кикбоксинг…

— Как ревновать? Всех все равно охватить невозможно. Тогда надо ревновать и к футболу, хоккею, настольному теннису… Ну если им нравится другое?.. Просто свое надо пропагандировать больше.

Что бы вы сказали в защиту бокса?

— А что, его надо защищать?

На заре нашего капитализма не один и не два спортсмена-единоборца первоначальный капитал сколотили на рэкете. Не было у вас искушения?

— Это уж в ком что заложено, у кого какие наклонности. Мне этим заниматься не хотелось. Работа ведь и так нормальная была. Я шел другим путем: работал на двух работах, летом калымил.

Какой бы совет вы дали молодым боксерам?

— Раз определились с видом спорта, то работайте, несмотря на трудности. Кто занимается серьезно — у того обязательно появится результат. А то за тренеров обидно — они душу в ученика вкладывают, а тот 2-3 года позанимается и бросит. Ходит потом козыряет, что с одного удара пьяного мужика на улице свалит.

Этот разговор проходил у Чуковитовых дома. Он был очень домашним человеком. Рядом находились любимая жена Татьяна, сын Дмитрий. И портрет старшей дочери, трагически ушедшей из жизни в юном возрасте.

Сергея Чуковитова похоронили на Власихинском кладбище. Поближе к дочери.

Виталий ДВОРЯНКИН

Оцените статью
Добавить комментарий